АО «ОВИОНТ ИНФОРМ» +7 (495) 411-79-69!
Добавить в избранное *
На главную Карта сайта Контакты ОВИОНТ в twitter
*
Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОВИОНТ ИНФОРМ принял участие в форуме «Глобальное технологическое лидерство»

06 декабря 2019

В г Сочи 5 декабря открылся форум «Глобальное технологическое лидерство». Форум проводится при поддержке Правительства РФ, и посвящен внедрению передовых сквозных технологий в высокотехнологичных отраслях и развитию инновационной экосистемы государства.

Форум начался с пленарного заседания, которое открыл Аркадий Дворкович – председатель фонда «Сколково». Сейчас в Фонде «Сколково» около двух тысяч стартапов, из которых около 75% территориально расположены за пределами «Сколково». Это является частью нашей стратегии: необходима концентрация управленческих ресурсов в нескольких ведущих институтах развития, которые работают с проектами во всех регионах России, но в Российской Федерации сейчас мало центров инноваций (8-10), но много и не надо. Они должны аккумулировать в себе самые новаторские инновационные идеи и технологии. Технологическое лидерство должно быть направлено в первую очередь на мировой рынок - свои инновационные решения на своем рынке – это бессмыслица.

Дмитрий Песков, специальный представитель Президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития, отметил, что мы проигрываем в инвестициях от государства, в ресурсном планировании инноваций. Сейчас мы идем с опережением других стран в квантовых технологиях. В финансовых планах достигли примерного паритета уже с Японией. По ключевым технологиям мы на 5-8 местах в мире, в остальных позициях на 40-50-х местах. На сегодняшний день, технологичного суверенитета нет ни у одной страны мира. Наше Государство так мало инвестировало в технологии, что нет даже провалов, которые неизбежны в стартапах. Мы впереди по новым формам подготовки кадров. Нам нужно институциональное лидерство в инновациях.

Наталья Касперская, Президент ГК InfoWatch, уверена, что идти надо от задач, а не от технологий. Инвестиции не линейно связаны с технологиями. Мы хуже всех в мире продаем ПО и надо добавлять в этот процесс больше «умного» маркетинга.

Никлас Берген, стратегический советник комиссара ЕС по вопросам исследований, науки и инноваций Европейского совета по инновациям, заметил, что, хотя в ЕС много денег идет на инновации, нужно многому научиться в области маркетинга у США, где очень хорошо умеют рассказывать инвесторам о своих стартапах.

Сергей Поляков, Генеральный директор ФГБУ «Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере» отметил, что сейчас около 6000 стартапов в год у нас финансируется. Появляются команды, имеющие опыт работы над инновационными проектами.

Олег Фомичев, директор по стратегическому планированию и развитию компании «КомплексПром», напомнил, что инновационная политика в РФ существует только с 2005г. Инновации тогда были даже не понятны для власти, как предмет инвестиций. За 15 лет создана инновационная экосистема страны, однако упущены системы стимула для бизнеса, чтобы быть инновационно активным.

Форум «Глобальное технологическое лидерство» продлиться до 7 декабря.

Фокусом данного форума является формирование технологической политики России на следующее десятилетие, оценка результатов научно-технологического развития, определение роли и лидерского потенциала России в мировой технологической повестке и формирование стратегии Национальной технологической инициативы на 2020-2025 гг.

Мероприятия программы форума посвящены формированию горизонтальных связей внутри инновационного технологического сообщества и поиску совместных решений, ускоряющих процесс научно-технологического развития России.

Открытие форума «Глобальное технологическое лидерство»

Пленарное заседание

Аркадий Дворкович – Председатель фонда «Сколково»

Наталья Касперская – Президент ГК InfoWatch

Дмитрий Песков – специальный представитель Президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития

Никлас Берген - стратегический советник комиссара ЕС по вопросам исследований, науки и инноваций Европейского совета по инновациям

Сергей Поляков - Генеральный директор ФГБУ «Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере»

Олег Фомичев - директор по стратегическому планированию и развитию компании «КомплексПром»

Григорий Артамонов – Руководитель компании «ОВИОНТ ИНФОРМ»

6 декабря 2019

Состоялась пленарная дискуссия «Лидеры технологического прорыва». Главный фокус этой панели: о самой идее, о плане, об архитектуре дорожных карт, которые должны обеспечить лидерство России в сквозных технологиях.

Максим Акимов, Заместитель председателя правительства Российской Федерации по вопросам транспорта, связи и цифровизации экономики.

У нас есть определенный, системный взгляд на предстоящую работу по технологическому стеку, т.е. по набору технологий и субтехнологий в результате разработки дорожных карт по сквозным цифровым технологиям в рамках программ «Цифровая технология». У нас есть понятный дизайн доведения ресурсов поддержки до компаний, до бизнеса. У нас есть определение роли компаний-лидеров, как место сборки и рождения собственно пайплайна заявок на эти меры поддержки.

Запланировано по этим мерам поддержки, по всем степеням зрелости технологических проектов на пятилетку 2020-24 годы – 258 млрд. руб., это примерно 50 с лишним млрд. в год. плюс частные ресурсы, которые будут комплиментарны к этим деньгам - это еще, примерно 50 млрд. в год., т.е. это около 100 млрд. в год на фоне общего инвестиционного портфеля Роснано в 150 млрд. за десять лет. И это на фоне того, что ровно столько мы в год тратим на всю научную индустрию, включая содержание научных институций, всей исследовательской программы, абсолютно всех научных фондов и институтов страны – это 150 млрд.

Что мы будем делать?

Первое - направлений всего 10+1: квантовые вычисления, квантовые коммуникации, квантовая сенсорика и метрология (это квантовый «пакет», соответствующий полностью направлению по квантовым технологиям сквозных цифровых технологий), технологии беспроводной связи, включая 5G, которая у нас распадается на 5G, спутниковую связь и технологию Интернета вещей, система распределенного реестра, робототехника и сенсорика, новые производственные технологии, технологии виртуальной дополненной реальности. Это все, что умещается в Федеральный проект в рамках национального проекта программы цифровой экономике и цифровым технологиям и будет отдельный Федеральный проект до конца года - Искусственный интеллект.

Второе – что касается дизайна как эти деньги мы будем продвигать по этому технологическому контуру. Мы приняли принципиальное решение использовать существующие сети развития НТИ (Национальная технологическая инициатива).

Роль компаний лидеров. Мы хотим запустить программу поддержки полным фронтом, уже сегодня – несколько сотен конкурсов по линии Фонда содействия инновациям. Очень важно правильно распределить роли.

Первое – задача компаний лидеров – привлечение ресурсов, энергии и денег. Энергия рынка, энергия проектных команд – это центр технологической сборки и это место где рождается пайплайн заявок на эти меры поддержки о которых я сейчас говорил.

С другой стороны, это компании, которые ответственны не за то, чтобы не монополизировать и купить в процессе этого технологического лидерства все, что на востребовано на рынке, хотя это очень хороший и правильный процесс, но нужно найти баланс между своей технологической амбицией и задачи по созданию экосистемы, потому что вся эта конструкция живет только тогда, когда на рынке есть разнообразие проектов, разнообразие инициатив, и одна из ключевых задач компаний поддерживать это разнообразие.

Ставку делаем на энергию рынка, на то что мы будем поддерживаем инициативы, и в том что главным держателем этой повестки будет наша экосистема технологических стартапов. Это было бы очень простое лобовое решение – инвестировать наши компании-лидеры, наделить их формально, ответственностью, раздать задания, вписать это в программу технологического развития, утвердить их на советах директоров и на этом, собственно лет на пять (или на четыре) забыть. Да, это сложная повестка, надо все это внутри очень технологически насыщенных документов прикладными вещами, надо находить сложный баланс между запросами рынка и выдачей технологических решений, между амбициями компаний-лидеров и внутренними процедурами работы Институтов развития, которые являются операторами этих мер поддержки – это сложное решение, непростое, тяжелая архитектура, ей надо каждый день заниматься, надо каждый день инвестировать в это время.

Центральная задача – создание сложно устроенных экосистем в которых могут выживать частные инициативы, частные команды, в которых эти команды будут чувствовать поддержку, до которых будут своевременно доводиться те беспрецедентные ресурсы, у нас нет примеров работы с таким объемом ресурса, и это очень тяжелая задача. Так, для примера, фонд Сколково за десять лет реализовал проектов по грантовой поддержке на сумму около 7,5 млрд. руб., помимо создания инфраструктуры.

Мы будем очень внимательно следить за тем, чтобы роль лидера компании мы проговорили это с каждым руководителем, была сосредоточена эта роль на создание очень диверсифицированной, ориентированной на поддержку разнообразия экосистемы, не на перехват технологической повестки и её монополизацию. Зачем нам нужны эти центры, понятно, что непосредственно в Правительстве и в Федеральных органах исполнительной власти технологическую компетенцию сосредоточить невозможно.

Ни одного рубля Федерального ресурса наши компании, которые нам помогают формировать собственно эту технологическую повестку и ей управлять, не получат. Механизм выделения средств следующий: Фонд содействия инновациям, форма поддержки – гранты, РВК (это целевая субсидия и вхождение в капитал – Acvity), это Госкорпорация ВЭБ венчурс (100% дочка ВнешЭкономБанка), это Acvity – венчурные инвестиции, Роснано (это тоже Acvity), Российский фонд развития Интернет-технологий (инициатив) ФРИИ – это целевые субсидии, грантовые соглашения, Минкомсвязь России – это субсидирование процентных ставок, РФПИ – это опять-же Acvity.

Отмечу, что инструменты привязаны к разным степеням технологической зрелости, разным TLR, понятно, что РФПИ – это уже поддержка индустриальных проектов, поддержка того, что доказало свою состоятельность, имеет ликвидность и где выход из проекта совершенно очевиден. Для Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере) – это гранты на самых ранних стадиях.

РФПИ и Сколково – это целевые субсидии, тоже грантовая поддержка на возмещение затрат.

Это инструменты, с помощью которых будут доводиться ресурсы до стартапов, проектов, проектных команд, компаний, частного бизнеса (прежде всего частного бизнеса). В каждом из этих институтов, в проектном комитете, по каждому направлению, будут присутствовать представители из компаний лидеров и смотреть за тем, чтобы у нас все эти меры поддержки были «прокрашены». Сегодня дизайн системы выглядит именно так и это развилка пройдена, мы будем тестировать именно эту гипотезу.

Что касается ресурсов самих компаний-лидеров, то без сомнения у всех этих компаний в бюджете предусмотрены очень солидные ресурсы, мы это может только приветствовать. Но это для нас как бы комплементарные, дополняющие ресурсы, поэтому еще раз хочу сказать, для нас принципиально важно, что мы не через посредничество компаний-лидеров, не через собственно их бюджеты, а с помощью существующей сети институтов развития будем напрямую доводить ресурс до того, кто способен рождать технологические идеи и управлять ими.

Александр Ведяхин, Первый заместитель Председателя Правления Сбербанка

Сбербанк из Федерального проекта не получит ни копейки. Эти деньги нужны не нам, эти деньги нужны для инфраструктуры, для тех, кто будет дальше развивать искусственный интеллект. Есть в нашем случае две разных сущности: это Федеральный проект, где сосредоточены Федеральные деньги, на которые Сбербанк не претендует, Соглашение – это другая сущность, где Правительство вместе с центром компетенции, в данном случае Сбербанком, делает ряд действий, это там, где Сбербанк вносит свои деньги для развития конкретной технологии, в данном случае это искусственный интеллект. Мы посчитали примерный объем денег, которые Сбербанк вложит в развитие искусственного интеллекта и они, по крайней мере то как выглядит сейчас, сопоставимы с размеров денег, которые предоставляет Государство для Федерального проекта.

Теперь, кому будут принадлежать результаты. Есть разные виды результатов. У нас соглашение адресует несколько направлений. Ну вот допустим, инфраструктура и данные, мы должны создать глобальный конкурентноспособный облачный сервис, похожий на MS Azure, Amazon Web Services (AWS), Google, мы его уже по факту создаём, это наш суперкомпьютер Кристофари, которым каждый может пользоваться для Вузов, ставим специальные тарифы, ночные тарифы, 100 рублей за 100 минут суперкомпьютера (29-го в мире). Это те деньги, те усилия, которые мы направляем на развитие искусственного интеллекта. Кому это принадлежит? В данном случае, компьютер принадлежит нам, а результаты принадлежат обществу, и все члены общества могут этим пользоваться за весьма разумные деньги. Другое направление - популяризация, проведение всевозможных конференций. Вот мы проводили конференцию AI Journey, очень ресурсоемкое, дорогое и масштабное мероприятие. Эта конференция вошла в ТОП 5 ведущих конференций по искусственному интеллекту в мире. Кому оно принадлежит? Ну оно не принадлежит ни сбербанку, ни МТС – оно принадлежит обществу. И поэтому, говорить, что это принадлежим только Сбербанку – нет, мы делаем это для общества.

Василий Бровко, Директор по особым поручениям Госкорпорации Ростех.

У Ростеха четыре с половиной направления. На самом деле денег никаких у нас нету. Все деньги идут через институты развития, нам дали только возможность разработать дорожную карту за собственный счет, и определить собственно те вектора, тот фокус, на котором надо делать упор в развитии. Дальше, в зависимости от TRL, уровня развития технологии у нас есть разные инструменты поддержки. На каждом этапе есть необходимость в разных инструментах, где-то это должна быть прямая субсидия, а где-то должно быть субсидирование процентной ставки. Единственно что нам дают – это «поставить» ТЗ или скорректировать ТЗ и принять работы. И в этом отношении здесь очень важно, что есть вещи, которые не способен поднять частный бизнес или стартап, но мы видим, что, например, в области квантовой сенсоров или квантовых вычислений не так много пока стартапов, но можно поднять этот уровень, эти три TRL, для того, чтобы потом появились стартапы. Если мы говорим, например, про историю, связанную с пятым поколением Телекома, то там ценники такие, что тоже не могут стартапы войти и у нас есть большое количество качественных компаний в России, но очень разрозненных, и если мы их соберем в единую кооперацию, то мы не сможем реально ни с кем конкурировать. Поэтому нам кажется, что сегодняшняя модель управления достаточно прогрессивная, она позволяет каждому отвести свою роль, и никого не «затоптать», потому что между крупными компаниями и стартапами есть очень большая пропасть и в модели управления, и в понимании рисков и в тех подходах, которые они используют. Но при этом мы понимаем, что в стартапах очень «быстрая культура» и очень быстрые изменения, которые нужны для этих технологий, но при этом, когда уже мы вышли и заняли рыночную долю, то рыночную долю на глобальном рынке держать сложно – это дорого, и одними стартами здесь, к сожалению, не обойтись. Поэтому, в этом отношении, мы здесь все одинаково смотрим, что наша задача – это в целом развивать вокруг себя экосистемы, развивать вокруг себя жизнь и запустить тот самый, как говорят «бурлящий» котел инноваций по той технологии, за которую мы собственно говоря отвечаем.

Борис Глазков, Вице-президент ПАО «Ростелеком».

У нас в программе технология 5G совместно с Ростех.

Как будет организована работа. Она будет организована исходя из задач. Ростелеком видит две большие задачи, которые мы должны решить до 2024 года обязательно:

Первая задача - совместно с крупнейшими операторами связи, с крупнейшими потребителями оборудования связи в нашей стране, совместно выполнить функцию квалифицированного заказчика на отечественное оборудование для сетей связи 5-го поколения. Мы сможем выполнить эту задачу только объединив свои компетенции с нашими уважаемыми конкурентами. Принципиально важно, что в отличии от сетей 3 и 4-го поколений, сети 5-го поколения будут работать в том числе в основе критической информационной инфраструктуры (КИИ), наличие отечественных элементов, или полностью отечественного стека оборудования в этих системах будет критически важным не только для наших смартфонов, а еще для функционирования критически важных приложений. Очень важно понимать, это принципиальное отличие 5-го поколения от 4-го: на 5-том поколении будет работать критическая информационная инфраструктура, и здесь наличие отечественных решений принципиально важно. Поэтому, главная задача, которую мы хотим решить – это выполнить функцию квалифицированного заказчика, и сделать это не «в одно лицо», а в кооперации с крупнейшими потребителями, которыми являются операторы связи. В частности, с МТС, который здесь присутствует, мы совместно ведем разработку ТЗ на стек отечественного оборудования для Ростеха.

Вторая задача – это сделать всё, чтобы к 2024 году появился отечественный рынок ИТ-сервисов, работающих на сетях связи пятого поколения. Т.е. чтобы создать рыночную «тягу» в виде сервисов и приложений, которые на этих сетях будут работать, иначе железо само по себе никому не нужно. О каких сервисах идёт речь – кратко, это три группы сервисов. Первая группа – это сверхширокополосная мобильная связь, т.е. очень большие скорости, второе - массовый интернет вещей, когда огромное количество подключений на одну базовую станцию, и третье -сервисы со сверхнизкой задержкой. На основе этих сервисов строятся порядка 20-30 отраслевых прикладных задач: в телемедицине, в промышленности, в транспорте, в медиа среде. Такой рынок должен появиться. Его сейчас нет. И собственно, ради этого нужно снимать огромное количество барьеров. Вот роль наша, как центра компетенции, в рамках соглашения, сводится к тому, чтобы помочь правительству, подсказать - где мы видим эти барьеры и их преодолеть со своей стороны насколько это возможно. Какие это барьеры ? Ну самый главный – это регуляторный. Это нормативка, и в нашей отрасли есть специфика – это радиочастотное обеспечение, с частотами у нас больная тема. Само появление сервисов не может быть осуществлено силами Ростелекома и даже силами всех игроков рынка связи. Это тот самый свободный, прежде всего конкурентный рынок, который нужно создавать и для этого нужны средства, нужно вкладывать в это деньги, прочие инвестиции. В этом направлении мы будем очень плотно работать с институтами развития, подсказывать им какие критерии, какие сервисы нужно искать, какие проекты нужно приносить и так далее. Т.е. сам механизм создан уже давно, они ищут проекты, они их финансируют, или не финансируют, мы этот процесс готовы помочь уточнить, исходя из того какой рынок мы видим впереди, т.е. наша задача ориентировать отрасль в целом, совместно с другими операторами связи, в том числе и потребителями сервисов определить, куда движется эта сеть связи 5-го поколения не только с точки зрения железа (эту часть задачи выполняет Ростех), но и с точки зрения потребления, кто это всё будет покупать.

Сергей Кобзев, Заместитель генерального директора ОАО "РЖД".

Первое, у нас тема глобального технологического лидерства, финансовое сопровождение – это инструмент для его достижения. Второй тезис – «под нагрузкой мы растём», т.е. нельзя сейчас подвергать себя сомнению на первой стадии – а почему вот эти компании-лидеры должны этим заниматься.

Если говорить, о теме, которая нам поручена и направления – квантовые коммуникации. В основе все равно лежит безопасность, мы чем больше развиваются цифровые сервисы, чем больше мы работаем с большими объемами данных, вопрос безопасности встает на первое место: мы говорим о персональных данных, мы говорим о данных которые используются при разработке каких-то изделий, материалов, технических решений, поэтому тема защиты информации для нас на сегодняшний день, как, кстати, как одного из заинтересантов, не последнее на повестке дня. Напомню, что РЖД одни из крупных обладателей и оптоволоконных линий связи, и одни из крупных собственников больших баз данных, с которыми мы работаем, не только в нашей технологии, но и вообще в логистике, в транспортной логистике. Поэтому, наша роль, как мы её определили, и работали над дорожной картой, она действительно заключается и в роли как уточнения фокусировки конечного потребителя - что это такое. Т.е. мы понимаем, что защита информации, пользователей банка, банковская система, коммерческие фирмы, мы в том числе как участник этого рынка, персоны – миллионы граждан пользуются и нашими услугами, услугами транспорта и вообще - пути сообщения и связь – это вообще инструмент базовой коммуникации граждан, фирм, бизнеса – поэтому это неотъемлемая часть.

Второй момент, это интеграция уже созданных и существующих центров компетенции. В нашей теме их несколько, и они уже имеют базис. Потенциал огромный и инструмент развития, в частности РВК, ФСИ, уже работают. Уже заявились многие центры компетенции, со своими конкретными проектами в области квантовых коммуникаций. И мы как один из участников, и как компания-лидер принимаем тоже ключевые, вернее в ключевых элементах участие по оценке заявок – кто в данном случае пойдет в приоритет, кто продолжит развиваться за свои средства, поэтому вот эта работа для нас – она совершенно очевидна, и мы будем её делать.

И последнее, в части денег. Мы как один из участников-заинтересантов в получении этой технологии, в наших планах, и в наших инвестиционных программах предусмотрены финансовые средства на развитие отдельных элементов технических решений и совет директоров поддержал нас в этом плане, поэтому за эти средства естественно будет результат, будем докладывать, что мы на них разработали.

Алексей Корня, Президент ПАО «МТС»

Хотели мы быть ответственной компанией-лидером – ответ нет.

Нам очень важно сохранение открытой конкурентной среды на тех рынках, на которых мы оперируем. Прозрачное, понятное, конкурентное распределение. То что здесь звучит так что, смотрите, есть дорожные карты - мы отвечаем только за дорожные карты, а деньги придут только из институтов развития. Для меня это немного звучит так, что мы только формируем ТЗ, а деньги будут идти потом от закупщиков. Ну те, кто работает с закупками, те понимают, что те кто формирует ТЗ, имеют определенные преференции. Чтобы избежать этого риска, нужно привлечение всех участников рынка. Т.е., в то ТЗ, которые формируется, в те дорожные карты, в которые вовлекались остальные участники рынка, которые потом будут иметь возможность: на этапе формирования ТЗ давать свои замечания и вводные, чтобы не ограничивалась конкуренция. И в этом смысле, что пока, в том числе та площадка, которая была создана в виде АНО Цифровая экономика, служит целям этой балансировки. По крайней мере у нас с коллегами, и Сбербанком по технологии искусственного интеллекта, очень хороший диалог и происходит действительно учет мнений всего рынка, и не происходит «заточки» каких-то решений под результат. Сохранение и вовлечение всех участников рынка, в формирование, в том числе дорожных карт, с тем чтобы иметь возможность получить на выходе достаточно высокую конкурентную среду, создать действительно экосистему и вовлечь остальных участников максимально.

Вторая часть, связанная с 5G. Когда мы говорим про дорожные карты, опять-таки мы исходим их того, что все мы знаем, что в принципе связь, которая есть в России, в том числе мобильная связь одна из самых дешевых в мире. Очень дешевая связь, почему ? Потому что были созданы в свое время условия, причем, связанные не только с конкуренцией, но и с тем, как выделялся спектр под определенные инвестиционные обязательства. Т.е. создавались условия, которые способствовали этому. И когда мы говорим про 5G, конечно, мы тоже видим конечную целевую модель, чтобы сохранялась конкурентная среда, чтобы все операторы имели возможность реализовывать, развивать дальше свои сети на технологиях 5G, и для нас это является ключевым и краеугольным камнем. И мне кажется, в принципе, что и государство и правительство понимает, что необходимо сохранять конкурентную среду на рынке. Вот, что касается отечественного оборудования, здесь тоже нет однозначного ответа, потому что мы видели на примере, автомобильной промышленности, что привлечение технологий, развитие технологий передовых и локализация, с тем, чтобы постепенно двигаться к созданию своего технологического преимущества, оно возможно, но здесь очень важно то, как мы туда идём и в общем то правильное построение вот этих самых дорожных карт, движение в этом направлении, то что нужно понять, что нам,  в погоне за отечественным производством и локализацией важно не упустить своевременное появление, а уже сегодня есть оборудование 5G, техника, в том числе и терминальная, т.е. абонентское оборудование. Поэтому тут очень важно идти какими-то параллельными курсами, кроме того, я думаю, что может, уже нужно было бы думать не про 5G, а про 6G. Уже начали делать разработки китайские и европейские производители. Так что, когда мы будем готовы на 5G, весь мир уже будет на 6G. Может, уже надо в этом направлении думать ? На шаг вперёд.

Максим Акимов, Заместитель председателя правительства Российской Федерации по вопросам транспорта, связи и цифровизации экономики

Александр Ведяхин, Первый заместитель Председателя Правления Сбербанка

Василий Бровко, Директор по особым поручениям Госкорпорации Ростех

Борис Глазков, Вице-президент ПАО «Ростелеком»

Сергей Кобзев, Заместитель генерального директора ОАО "РЖД"

Алексей Корня, Президент ПАО «МТС»

Стресс-тесты дорожных карт

В рамках форума, на закрытой встрече с представителями экспертного сообщества, осуществлено проведение стресс-тестов дорожных карт, разработанных в целях реализации соглашений. Стресс-тестам были подвергнуты следующие дорожные карты:

СБЕРБАНК: Искусственный интеллект

РЖД: Квантовые коммуникации

РОСАТОМ: Квантовые вычисления

РОСТЕЛЕКОМ/ РОСТЕХ: Беспроводная связь нового поколения

РОСТЕХ: Квантовые сенсоры

РОСТЕХ: Технологии распределенного реестра

РОСТЕХ: Интернет вещей

Экспертная группа по итогам стресс-тестов одобрила пять из семи "дорожных карт" развития сквозных цифровых технологий.

Две "дорожные карты" отправлены на довольно «глубокую» переработку. По ним была выполнена большая работа, тем не менее, и организационные механизмы, и степень проработки мер поддержки сочли недостаточными. Это "Квантовые сенсоры и квантовая метрология" и "Технологии распределенного реестра".

Оставшиеся пять направлений не только получили принципиальное одобрение, но и все базовые решения, заложенные в "дорожные карты", были согласованы.

К списку новостей »

*
Главная Карта сайта Контакты Овионт в twitter
Русский

По вопросам «Баланс-2W»: +7 (495) 411-79-69,


Любое использование материалов, размещенных на сайте,
допускается только с согласия правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
Rambler's Top100